Заказать звонок
/ Статьи

Жириновский и Собчак: комментарий эксперта

3 мар 2018
Кратко
Накануне во время дебатов Владимир Жириновский обругал Ксению Собчак, используя при этом не просто бранную, но и нецензурную лексику.


Оставляя в стороне этические вопросы подобной коммуникации за очевидностью ее оценок, мы предлагаем сосредоточиться на квалификации данного речевого поведения с точки зрения судебной лингвистики.

Определение оскорбления


Диспозиция статьи об оскорблении определяет его как унижение чести и достоинства, выраженное в неприличной форме. До недавнего времени проблемной зоной лингвистической экспертизы было понятие неприличной формы, поскольку легального определения данного понятия не было ни в праве, ни в лингвистике. В обыденном сознании существовало представление об оскорблении, однако оно сильно отличалось у разных лиц.

Так, один из судов признал слово «вор» в газетной статье в отношении действующего тогда министра оскорбительным. С лингвистической точки зрения, неприличной формы это слово не имеет, оно вполне нормативно и входит во все словари литературного языка. Один из журналистов тогда справедливо и едко заметил, что наш суд придумал новое неприличное слово из трех букв.

В этой ситуации министру нужно было защищать свою честь в порядке, предусмотренном статьей 152 ГК РФ или в то время 129 УК РФ, в рамках которых унижение чести и достоинства может выражаться любыми средствами, в том числе и не имеющими неприличную форму. В разное время имеющими неприличную форму были признаны, к примеру, такие лексические единицы, как «крокодилица», «тракторист», «профессоришка» и многие – многие другие.

В экспертной практике складывалась весьма противоречивая картина, когда разные эксперты давали зачастую прямо противоположные заключения. Имеющими неприличную форму признавались и вполне литературные слова, и откровенная матерщина.

Обида или оскорбление


Проблемы, которые возникают на практике с квалификацией высказываний по статье «Оскорбление», связаны с неразличением бытового и юридического понимания оскорбления.

Оскорбление в обыденном понимании гораздо шире, чем в юридическом. Для юридической квалификации высказывания как оскорбительного необходимым признаком является неприличная форма, а в обыденном понимании к оскорблению относят любые слова с негативной семантикой. Фраза «Сударь, Вы - подлец» - пример классического оскорбления, однако неприличная форма здесь отсутствует, поэтому в юридическом смысле квалифицировать это как оскорбление невозможно.

Противоречивой практике по делам об оскорблении способствуют эксперты с недостаточной компетенцией, которые отождествляют любую инвективу, то есть высказывание, содержащее резко негативную характеристику лица, с высказыванием, имеющим неприличную форму.

Неприличная форма


С точки зрения языка, негативнооценочная лексика довольно обширна, и ее применение регламентировано общественными нормами морали и культуры. В эту категорию могут попасть и литературные, и разговорные, и просторечные, и грубые выражения. Частью из них публично пользоваться нельзя, однако в тесном кругу вполне позволительно.

Неприличную же форму имеют нецензурные (= матерные, обсценные) высказывания, которые под общественным запретом в любых ситуациях, и именно они могут квалифицироваться судом в качестве оскорбления.

Ни слова литературного языка, даже имеющие резко негативную семантику, ни сниженные разговорные слова не имеют неприличной формы.

В представленном видеосюжете оскорбление содержится не только в его обыденном понимании, но и, безусловно, в юридическом, поскольку, помимо резкой негативнооценочной лексики, участник дебатов употребляет мат.

В этом случае экспертный вывод может быть только один: «Высказывание В. Жириновского имеет неприличную форму».


Читайте также

Взятка: от «борзых щенков» до IPhone 7
Что такое лингвистическая экспертиза
Закрыть