Матвеева О.Н. Оскорбление - унижение чести и достоинства, выраженное в неприличной форме

22 августа 2013


Это, пожалуй, самая трагичная и противоречивая страница в лингвистической экспертизе, надо признаться, в какой-то мере скомпрометировавшая саму эту экспертизу. Такой противоречивой экспертной и судебной практики, наверное, нет ни по одной категории дел. 
Вероятно, это было одной из причин декриминализации оскорбления и внесения данной статьи в Кодекс РФ об административных правонарушениях (статья 5.61 «Оскорбление»). Однако в отношении специальных субъектов в УК РФ остались статьи 297 УК РФ «Неуважение к суду», 319 УК РФ «Оскорбление представителя власти» и 336 УК РФ «Оскорбление военнослужащего». 
С чем же связана противоречивость экспертной и судебной практики по данной категории дел? Свою роль в этом сыграли несколько обстоятельств, находящихся на пересечении юриспруденции, лингвистики и обыденного сознания. 
Диспозиция статьи определяет оскорбление как унижение чести и достоинства, выраженное в неприличной форме. Толкование данной нормы закона свидетельствует о том, что унижение чести и достоинства возможно и средствами, не имеющими неприличную форму. Неприличную форму имеют нецензурные высказывания. Это означает, что ни слова литературного языка, даже имеющие резко негативную семантику, ни сниженные разговорные слова не имеют неприличной формы.
Проблемы, которые возникают на практике с квалификацией высказываний по статье «Оскорбление», связаны с неразличением бытового и юридического понимания оскорбления, с неразличением обиды и оскорбления. Подробно см. об этом в статье И.А. Стернина "Оскорбление и неприличная форма как предмет лингвистической экспертизы (бытовое и юридическое понимание)" http://sternin.adeptis.ru/articles2_rus.html#c 
Оскорбление в обыденном понимании гораздо шире, чем в юридическом. Для юридической квалификации высказывания как оскорбительного необходимым признаком является неприличная форма, а в обыденном понимании к оскорблению относят любые слова с негативной семантикой. Фраза «Сударь, Вы - подлец» - пример классического оскорбления, однако неприличная форма здесь отсутствует, поэтому в юридическом смысле квалифицировать это как оскорбление невозможно. 
Противоречивой практике по делам об оскорблении способствуют эксперты с недостаточной компетенцией, которые отождествляют любую инвективу, то есть высказывание, содержащее резко негативную характеристику лица, с высказыванием, имеющим неприличную форму. Таким образом, достаточно часто встречаются экспертные ошибки по этой категории дел. В связи с этим экспертную практику также нельзя назвать безупречной. Все слова, входящие в класс инвектив, квалифицируются такими экспертами как имеющие неприличную форму, т.е. отождествляется по сути любое негативное суждение в адрес конкретного лица и оскорбление, имеющее неприличную форму.

А инвективы - это очень большой класс слов, как входящих в литературный язык, так и находящихся за его пределами. К инвективам, согласно [Понятия чести, достоинства и деловой репутации: Спорные тексты СМИ и проблемы их анализа и оценки юристами и лингвистами, 2004], в частности, относятся:

"1) констатирующие номинации лица, обозначающие негативную с точки зрения интересов общества деятельность (например, бандит, проститутка);

2) слова и словосочетания, в самом значении которых содержится негативная оценка деятельности, занятий, поведения кого-либо (например, изменник, предатель);

3) нейтральные номинации лица по роду занятий, которые в переносном значении приобретают резко негативную оценку (например, коновал, мясник);

4) зоосемантические метафоры, содержащие, как правило, негативные оценки адресата речи и грубую экспрессию неодобрения, презрения, пренебрежения (например, кобель, кобыла);

5) слова, обозначающие действия или качества, свойства кого-либо или чего-либо (например, воровать, хапнуть, лицемер);

6) слова и словосочетания, в самом значении которых заключена негативная (бранная) оценка кого-либо как личности (например, дурак, гадина);

7) словосочетания, представляющие собой эвфемизмы к словам 1 разряда (например, женщина легкого поведения);

8) окказиональные образования, создаваемые с целью оскорбить, унизить адресата (например, дерьмократы)".

Приведу пару примеров, когда оскорбление в неприличной форме было подменено обыденным понятием оскорбления. Несколько лет назад Московский суд признал слово «вор» в газетной статье в отношении одного из министров оскорбительным. Соответственно, обязательным его признаком в этом случае является неприличная форма, однако с лингвистической точки зрения неприличной формы данное слово не имеет, оно вполне нормативно и входит во все словари литературного языка. То есть министру нужно было защищать свою честь в порядке, предусмотренном статьей 152 ГК РФ или в то время 129 УК РФ. Один из журналистов тогда справедливо и едко заметил, что наш суд придумал новое неприличное слово из трех букв.

Другой пример. В Барнауле имело место громкое дело, когда работники милиции написали заявление по ст. 130 УК РФ в отношении соседки-пенсионерки, которая повесила им на входную дверь записку: «Менты, вы когда пол на площадке мыть будете?». Для квалификации данного речевого акта по статье оскорбление необходимо наличие неприличной формы, каковая в приведенном высказывании отсутствует. Слово «менты» не является нормативным, относясь к жаргонной лексике, однако неприличной формы не имеет. 


Возврат к списку

 

  Наверх