Заказать звонок
/ Статьи

Экспертиза по делам об экстремизме в современной России

24 Сен 2015
Борьба с экстремизмом и терроризмом, в соответствии со «Стратегией национальной безопасности России до 2020 года», в настоящий момент является одним из приоритетных направлений государственной политики Российской Федерации. Принимаются как правоприменительные меры (выявление и пресечение нарушений антиэкстремистского законодательства), так и превентивные меры в виде разъяснения этого законодательства и рекомендаций по безопасному и легитимному поведению граждан. Особенно актуальными эти меры представляются в сложившейся внешнеполитической ситуации.

Судебная экспертиза (лингвистическая, психологическая, комплексные экспертизы) является одним из инструментов правоприменительной практики по делам об экстремизме, используемым как правоохранительными органами, так и правозащитными организациями. Нередко такие экспертизы становятся одними из значимых доказательств по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 280, 280.1, 282, 282.1, 354.1, 205.2 УК РФ, ст. 20.29 КоАП РФ, и ложатся в основу судебных решений. В связи с этим оценка качества таких экспертиз и разработка рекомендаций по их совершенствованию представляется значимой и актуальной задачей, отвечающей требованиям законности и объективности правоприменительной практики.

Кроме того, специальные познания в области судебной экспертизы являются эффективным инструментом предварительного мониторинга и выявления точек социальной, межнациональной, межрелигиозной напряженности.

Нами был проведен анализ практики проведения судебных экспертиз и исследований, сложившейся в современной России, основных направлений ее применения, а также оценка ее эффективности.

Проведенный анализ показал, что для всех регионов в той или иной степени характерен религиозный экстремизм (чаще всего – связанный с неприятием иных религиозных течений либо крайними проявлениями собственной религии), а также неонацистские течения. В целом в Российской Федерации востребована работа по предотвращению и расследованию проявлений двух видов экстремизма, которые можно условно разделить на следующие две группы:
  1. Связанный с конкретными физическими действиями, акциями: митингами, причинением побоев, убийствами, погромами, террористическими актами.

  2. Вербальный, проявляющийся в словесной форме как средстве выражения ксенофобских настроений, личной неприязни к представителям иных национальностей, конфессий, определенных социальных групп, непониманием границ допустимого и речевого поведения. Сюда относятся экстремистская литература, стихи, песни, листовки, иные тексты. В последнее время второй вид проявлений экстремизма распространен именно в сети интернет.

Существуют также смешанные формы: видеозаписи реальных убийств, побоев и погромов с наложением соответствующих песен, митинги с использованием экстремистских лозунгов и плакатов и др.

Как реальные, так и вербальные проявления экстремизма связаны с реализацией идей превосходства и неполноценности, враждебности и несовместимости интересов групп лиц, объединенных по тем или иным признакам – религиозному, национальному, социальному. Например, идея о враждебности последователей иудаизма (евреев) иным народам и конфессиям, идея о несовместимости интересов мусульман с представителями иных конфессий, идея превосходства русских (славян, «арийцев») на территории Российской Федерации, идея о враждебности иммигрантов, приезжающих в Россию, целенаправленных действиях правительства и представителей власти против русских и т.д. и т.п.

Анализ экспертной практики показал, что по делам об экстремизме проводятся, как правило, следующие виды экспертиз:
  • лингвистическая;
  • психологическая;
  • политологическая;
  • религиоведческая;
  • комплексные экспертизы: психолого-лингвистическая, политолого-лингвистическая, религиоведческо-лингвистическая, психолого-религиоведческая и др.
    • Объектами судебной экспертизы по делам об экстремизме становятся различные виды текстов:
      1. устные тексты: выступления на митингах, собраниях, телефонные переговоры, песни и др.;
      2. письменные тексты: статьи, брошюры, книги, как в печатной форме, так и функционирующие в сети интернет;
      3. тексты смешанного типа, сочетающие в себе вербальные и невербальные элементы: видеозаписи, плакаты, карикатуры, многочисленные новые жанры интернет-коммуникации – демотиваторы, мемы, комиксы и др.
      Экспертный мониторинг ситуации, связанной с проведением экспертиз и исследований по делам об экстремизме, применением антиэкстремистского законодательства и существующим экспертным обеспечением позволяет констатировать наличие в данной сфере следующих проблем:
      • среди экспертов (как негосударственных, так и государственных) распространен выход за пределы экспертной компетенции, связанный с неразличением юридических терминов и терминов иных наук, терминологии и сферы компетенции разных наук (например, лингвистики и психологии), непониманием значения языковых фактов для правовой квалификации, незнанием или недостаточным знанием законодательства;

      • серьезным негативным фактором является отсутствие единых и непротиворечивых методических подходов к решению экспертных задач: разные методики предлагают разные пути исследования, в связи с чем остается нерешенным, к примеру, вопрос о необходимости участия в исследовании специалистов тех или иных областей.

      Перечисленные проблемы имеют две глобальные причины. Первой является отсутствие надлежащего кадрового обеспечения экспертов (экспертизой занимаются мало подготовленные либо неподготовленные люди, для которых это не является основным видом деятельности, которые не прошли соответствующего обучения, стажировок и т.д.). Вторая проблема – это отсутствие единой методики, позволяющей специалистам разных ведомств и негосударственным экспертам единообразно решать различные экспертные задачи и, используя соответствующие объекту исследования и поставленным вопросам методы, приходить к тождественным выводам.

      Примерами негативных последствий сложившейся в экспертном сообществе ситуации являются многочисленные громкие дела, связанные со столкновением двух противоположных заключений в отношении одного и того же объекта.

      Помимо кадрового и методического обеспечения, залогом эффективности судебной экспертизы является также развитие различных способов взаимодействия и взаимопросвещения юридического и экспертного сообщества, направленных на повышение компетенции как экспертов (совершенствование методического инструментария в соответствии с потребностями правоприменительной практики), так и юристов – адвокатов, сотрудников правоохранительных органов – по вопросам возможностей судебной экспертизы.

      Обзор подготовлен в рамках реализации социально значимого проекта «Судебная экспертиза по делам об экстремизме – инструмент обеспечения законности и государственной безопасности Российской Федерации» экспертом Н.В. Вязигиной.

Закрыть