Заказать звонок
/ Статьи

Проблемы экспертного анализа текста религиозного содержания (на примере экспертных исследований книги «Бхагавад-гита как она есть»)

12 Июл 2013
Ситуация судебного разбирательства в связи с заявлением прокурора г. Томска о признании книги «Бхагавад-гита как она есть» экстремистским материалом вызвала живейший интерес общественности – журналистов, политиков, ученых, религиозных деятелей. Не оставила она равнодушным и экспертное сообщество, главным образом потому, что в подобных случаях заключение экспертов и справка специалиста являются теми доказательствами, от которых в итоге зависит дальнейшая судьба материала. Объекты такого объема, как книга, достаточно редко встречаются в судебной экспертизе. Не останавливаясь на общих вопросах объективности, научности и компетенции экспертов, привлекаемых для решения подобных задач, на примере заключений, данных по тексту «Бхагавад-гита как она есть», попытаемся рассмотреть общие и частные проблемы экспертного анализа текста религиозного содержания.

  1. Проблема постановки вопросов
  2. Несомненно то, что правильно сформулированный вопрос содержит в себе половину ответа. Экспертная практика делает несомненным и тот факт, что корректно сформулированный вопрос – большая редкость, в том числе по делам, связанным с экстремизмом. Несмотря на то, что постановление Пленума верховного суда РФ «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности», в котором имеется такая фраза «перед экспертами не могут быть поставлены вопросы о том, содержатся ли в тексте призывы к экстремистской деятельности, направлены ли информационные материалы на возбуждение ненависти и вражды», вышло уже давно (28 июня 2011 г.) [1], при назначении экспертиз по данной категории дел суды и органы следствия продолжают ставить перед экспертами подобные вопросы.

    Опытный эксперт без труда способен отличить вопросы, входящие в его компетенцию, от тех, которые выходят за ее пределы, например: «Содержатся ли в тексте признаки возбуждения ненависти и вражды?», «Как в целом воспринимается аудиторией данный текст?», «Имеются ли в тексте оскорбительные, унижающие высказывания в адрес какой-либо религиозной группы?», «Имеются ли в тексте высказывания, которые с точки зрения современного носителя русского языка воспринимаются так-то?». Невозможность решения этих вопросов – причем экспертом какой бы то ни было специальности – обусловлена тремя главными причинами. Во-первых, эти формулировки являются правовыми и могут использоваться исключительно судом. Эксперт, берущийся отвечать на подобные вопросы, берет на себя функции судьи, по сути, выполняет его работу. Во-вторых, ни в одной из существующих научных областей нет таких определений экстремизма, ненависти, вражды, оскорбительности, унижения, которыми можно было бы оперировать при проведении экспертного исследования. Ненависть, например, – это переживаемое человеком чувство, которое может не иметь никаких внешних проявлений. Методики выявления ненависти в тексте не существует (и не может существовать, так как тогда от эксперта требовалось бы выделить в тексте призывы с содержанием типа ‘Все ненавидьте мусульман!’). В-третьих, подобные формулировки относятся к сфере субъективного восприятия, вопросы которого принципиально неразрешимы. В то время как ту или иную цель автора (например, ‘Я хочу, чтобы после прочтения этой книги человек присоединился к моей религиозной общине’) можно установить в высокой степенью вероятности, потенциальный эффект, который может произвести на читателя текст религиозного содержания, непредсказуем (нельзя утверждать, что ‘75% прочитавших книгу захотят устроить революцию’). С одной стороны, это обусловлено множественностью возможных толкований, многозначностью всякого речевого произведения, в особенности текста религиозного содержания: текстам такого рода свойственна долгая «жизнь», функционирование в различных культурах и в разные исторические периоды. С другой стороны, у каждого человека существуют индивидуальные особенности восприятия, которые влияют на то, как он видит, понимает и использует полученную информацию. Попытка разрешения вопросов восприятия путем проведения эксперимента, на наш взгляд, изначально обречена на неудачу, поскольку существует проблема выборки испытуемых: какими должны быть их возраст, пол, национальность, родной язык и, наконец, их количество, чтобы говорить о возможности получения достоверных результатов? Например, должен участвующий в эксперименте человек быть кришнаитом или нет, должен ли он знать санскрит? На современной стадии развития судебной экспертизы ответов на эти вопросы нет.

    Проблему некорректной постановки вопросов, как казалось, можно считать решенной: во-первых, существует уже упомянутое постановление, на которое следует опираться судьям и следственным органам, во-вторых, эксперт сам вправе отказаться от решения некорректного вопроса или переформулировать его таким образом, чтобы быть в состоянии на него ответить. Однако по какой-то причине судьи и следователи продолжают задавать подобные вопросы, а эксперты и специалисты – отвечать на них (в том числе ряд экспертов, давших заключение по книге «Бхагавад-гита как она есть»). Прекращение этой порочной практики возможно, на наш взгляд, только с помощью тотального просвещения во всем, что касается специфики экспертиз, связанных с делами об экстремизме, и только при тесном взаимодействии судей, следователей и экспертов.

  3. Проблема подмены объекта исследования
  4. Как правило, постановление о назначении экспертизы или исследования содержит точные указания на то, какой объект следует подвергнуть анализу. Так, в рассматриваемом случае это книга «Бхагавад-гита как она есть» автора А.Ч. Бхактиведанты Свами Прабхупады издательства «Бхактиведанта бук Трест» (3-е издание, исправленное, с подлинными санскритскими текстами, русской транслитерацией, дословным и литературным переводом и комментариями) [2]. Казалось бы, все предельно ясно. Точность указания объекта важна по многим причинам: книга, как сложный объект, представляет собой совокупность разнородных элементов, каждый из которых обладает собственным значением, влияющим на общий смысл текста. Так, в разных изданиях могут отличаться такие элементы, как фрагменты собственно текста (наличие или отсутствие дословного перевода, например), обложка, иллюстрации, даже шрифт, который, как показывают исследования, в структуре печатного текста выполняет не только визуализирующую, но и воздействующую функции, и т.д.

    «Бхагавад-гита как она есть» – базовая книга определенного религиозного течения, которая является одним из ключевых идентифицирующих признаков этого течения. В связи с этим специалисту, не обладающему достаточным опытом экспертной деятельности, сравнительно легко перейти от исследования конкретного объекта – книги религиозного содержания, к исследованию самой религии, представленной и другими текстами (здесь – «Шримад-Бхагаватам», Махабхарата и др.), а также учебниками, научной литературой и т.д. Излишек теоретических сведений, во-первых, зачастую не имеет прямого отношения к предмету исследования, во-вторых, впоследствии мешает лицам, читающим заключение, сосредоточиться на главном, и в-третьих, выдает неопытность и некомпетентность эксперта.

    Проблема подобного рода подмены объекта исследования с конкретного текста на религию в целом имеет юридическое значение чрезвычайной важности: происходит экспертная оценка многовекового религиозного движения, насчитывающего миллионы последователей, и по результатам этой оценки, проведенной в рамках одного исследования узкой группой специалистов. Принимая во внимание возможные правовые последствия этой оценки, подобные случаи не следует допускать.

    На наш взгляд, решение этой проблемы находится не только в руках экспертов, которым следует осознавать ответственность за данное заключение и внимательно относиться к своей работе, но и в руках правоохранительных органов, которым по возможности следует обеспечивать многосторонний характер исследования, например, привлекать независимые друг от друга группы специалистов из разных городов для проведения экспертизы подобных масштабов.

  5. Проблема вторичности текста
  6. Вторичный текст – это текст, построенный на базе другого текста и сохраняющий его основное содержание. К вторичным текстам относятся пересказ, конспект, аннотация, реферат. Перевод также можно отнести к вторичным текстам. Исходный текст книги «Бхагавад-гита как она есть» был написан на санскрите – мертвом языке, в настоящее время существующем только в письменной форме, затем переведен на английский язык и уже с английского – на русский. Известно, что каждый язык отражает национальную картину мира того народа, для которого он является родным [3], что проявляется в наличии непереводимых национально-специфичных понятий и особом содержании слов, казалось бы, общих для всех языков (например, русское слово «друг» и английское «friend» на самом деле обозначают разную степень близости отношений). Также существует множество анекдотов из сферы перевода, когда фраза, переведенная, например, с русского на испанский, а затем снова с испанского на русский, не имела ничего общего с исходной.

    Оценка адекватности перевода – не экспертная задача. При этом знания специалистов не могут не натолкнуть их на мысль, не исследуют ли они химеру – текст, который на самом деле не является тем, что было написано изначально. Ведь процесс перевода сначала на английский язык, а затем на русский мог наложить на исходный продукт отпечатки «постороннего» национального языкового сознания.

    Трудно сказать, является ли это проблемой для экспертного анализа, ведь в итоге русскоязычный текст функционирует в русскоязычной же среде и исследуется русскоязычными специалистами (не важно, владеющими или не владеющими санскритом). Скорее это вопросы, которые могут поставить перед собой юристы: что является (если является) экстремистскими материалами (книга на русском, английском или санскрите) и следует ли требовать внести в Федеральный список экстремистских материалов «Бхагавад-гиту как она есть» на любом языке?

  7. Пропаганда в тексте религиозного содержания: самоочевидный факт или вопрос, требующий доказательства?
  8. Главное, что вызывает сложность в решении данного вопроса, - сам тип исследуемого текста. Религиозный текст нельзя отнести ни к научным, ни к официально-деловым, ни к художественным, ни к публицистическим текстам, хотя он в той или иной степени и обладает признаками каждого из них. Кроме того, «Бхагавад-гита как она есть» состоит из двух текстовых «слоев» - подлинного сакрального текста, представляющего собой откровение Бога, и толкования к нему, выполненного в форме комментариев. Исходный текст «Бхагавад-гиты» подобен Библии, Корану, Торе – текстам, содержащим основу вероучения (откровение Бога, новое божественное знание, открываемое людям) [4. С. 118]. Тексты такого характера, как правило, сложны для понимания обычного человека, не являющегося специалистом в вопросах религии. В связи с этим комментарии, раскрывающие суть текста, облегчающие его восприятие, выполняют функцию популяризации. Популяризация предполагает не только изложение текста в более доступной форме, но и усиление его убеждающего начала. Комментатор, владеющий первичным текстом, способен создавать вторичный текст (комментарии) с уже заданным направлением для понимания, исключающим ошибки и множественность толкования.

    С этим связана проблема направленности религиозного текста: вне зависимости от содержания он всегда нацелен на убеждение читателя, устранение у него сомнений, принятие им предлагаемой точки зрения и в итоге – приобщение к религии. Следовательно, частотный вопрос, задаваемый экспертам «Является ли текст пропагандистским? / Имеет ли текст признаки пропаганды?» в отношении религиозного текста почти всегда будет положительным. Для комплексного исследования подобных текстов в рамках судебной экспертизы это имеет принципиальное значение. На наш взгляд, вопрос о пропагандистском характере текста должен решаться совместно не менее чем двумя экспертами – психологом и лингвистом, а для исследования книги религиозного содержания требуется и участие религиоведа. Для лингвиста пропаганда определяется прежде всего через жанр (существует ограниченное количество жанров, служащих для целей пропаганды, например, агитационный плакат, листовка) и коммуникативную цель текста (убеждение адресата), средства достижения которой, как правило, отчетливо прослеживаются. Для психолога пропаганда проявляется в анализе авторских интенций, в частности, в поиске установки на убеждение адресата.

    Например, в тексте «Бхагавад-гита как она есть» присутствуют такой прием убеждения, как апелляция к одной из важнейших человеческих потребностей – потребности в психологической безопасности: «Преданный Кришны дружелюбно относится ко всем живым существам. Поэтому здесь сказано, что у него нет врагов (нирваирах)» (‘если ты станешь кришнаитом, ты ни в ком не будешь видеть врага’);

    Следует отметить, что точно такие же приемы используются и при создании рекламных текстов [5. С. 65–80]. Таким образом, пропагандистский характер текста религиозного содержания, в том числе «Бхагавад-гиты как она есть», обусловлен коммуникативной целью (убедить читателей в истинности предлагаемых идей), авторским интенциями (приобщить к своей вере как можно больше людей). Такое решение, как правило, возникает у специалиста уже при беглом взгляде на книгу. Тем не менее, доказательство пропагандистского характера требует от лиц, проводящих исследование этого текста и подобных ему, подробного анализа и выявления конкретных признаков, указывающих на пропаганду. С позиции экспертизы это связано, прежде всего, с требованием полноты и прозрачности проводимого исследования. Суд или следственные органы ставят вопрос о признаках пропаганды в тексте религиозного содержания потому, что его решение требует наличия специальных познаний. Обладающий этими познаниями эксперт не вправе давать ответ, не проведя должного исследования, как это, к сожалению, имело место в некоторых из заключений по книге «Бхагавад-гита как она есть». С позиции науки пропагандистский характер всякого текста религиозного содержания также еще не доказан. Например, весьма сомнительно, что пропагандой является молитва – один из ключевых жанров религиозного дискурса.

  9. Проблема анализа отдельных фраз вне контекста
  10. «Бхагавад-гита как она есть» – достаточно объемный текст, в связи с чем полное его прочтение, освоение и экспертный анализ требуют немалых усилий и временных затрат. Один из возможных путей их сокращения – направленный поиск в тексте слов и высказываний конкретного содержания. Однако при этом велик риск пропустить иные значимые для интерпретации фрагменты текста. Кроме того, анализ любого высказывания требует обращения к контексту. Игнорирование контекста ведет к неизбежному возникновению ошибок в интерпретации, т.е. экспертных ошибок.

    Например, к одной из грубейших ошибок относится толкование используемых в «Бхагавад-гите как она есть» понятий «вор» и «воровство» как слов, содержащих информацию о совершении преступления против собственности. Данные слова используются в следующем контексте: «Если же мы забываем, в чем цель человеческой жизни, и просто наслаждаемся дарами полубогов, все больше и больше запутываясь в сетях материальной жизни (что противоречит цели сотворения этого мира), значит, мы - воры, и потому законы природы сурово наказывают нас. В обществе, состоящем из воров, никогда не будет счастья, ибо вор не знает, ради чего стоит жить. Закоренелые воры-материалисты не имеют высшей цели жизни. Они стремятся только к чувственным удовольствиям и не знают, как совершать ягьи». В данном фрагменте текста речь идет о том, что люди, предпочитающие материальные ценности духовным и забывающие о том, что человек должен служить богу, – то же самое, что воры, поскольку, приобретая те или иные ценности, они ничего не дают взамен. Между тем, утверждение о воровстве как уголовно наказуемом деянии требует конкретизации криминалистически значимых моментов: кто, что, когда и у кого украл. Если следовать этой интерпретации, в указанном контексте преступниками является неопределенно (и неопределимо) широкий круг лиц, потерпевшим – Бог, краденым – также неопределенное число неких материальных ценностей (при этом не факт, что эти ценности имеют вещественный характер, поскольку, например, свет, тепло и физический комфорт, вероятно, также к ним относятся), и, наконец, время совершения преступления можно охарактеризовать только абстрактно – словами «всегда» или «вообще». На самом же деле в приведенном контексте слово «вор» употребляется в переносном значении, как средство выразительности – сравнение, благодаря которому мысль автора становится более понятной. На недопустимость буквального толкования указывает и окружающий речевой контекст: «законы природы жестоко наказывают» – в российском законодательстве не существует «законов природы» и наказаний за их нарушение.

Игнорирование контекста ведет к появлению принципиальных ошибок в экспертном заключении, и, тем не менее, для данного случая и лингвистической экспертизы вообще эта проблема остается актуальной.

Итак, в данной работе мы обозначили существующий на сегодняшний день перечень тех проблем, которые с той или иной степенью явственности проявились в экспертизах и исследованиях, написанных по книге «Бхагавад-гита как она есть». Они не являются уникальным для данного случая, и мы надеемся, что благодаря этой статье их можно будет избежать в дальнейшем.

  1. Постановление Пленума верховного суда Российской Федерации №11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» от 28 июня 2011 г.
  2. Бхактиведанта Свами Прабхупада А.Ч. Бхагават-гита как она есть. – изд. 3-е. – М.: The Bhaktivedanta Book Trust, 2007.
  3. Мечковская Н.Б. Язык и религия. М., 1998.
  4. Гумбольдт В. фон. Избранные труды по языкознанию. М., 1984.
  5. Иссерс О.С. Речевое воздействие. М., 2011.

Выходные данные статьи: Вязигина, Н.В. Проблемы экспертного анализа текста религиозного содержания (на примере экспертных исследований книги "Бхагавад-гита как она есть" // Бхагавад-гита в истории и современном обществе: материалы V Всероссийской научной конференции с международным участием / общ. ред. Н.Н. Карпицкой. – Томск, 2012. – С. 132-139.
Закрыть