Заказать звонок
/ Статьи

Аудио- и видеозапись как доказательство по делам антикоррупционной направленности (аналитический обзор)

18 Апр 2016
Фоноскопическая и видеотехническая экспертиза имеют принципиальное значение для объективного рассмотрения дел о коррупции, поскольку подавляющая часть эпизодов, связанных с рассмотрением дел о коррупции, фиксируется на аудио- или видеозапись различного происхождения: люди могут сами записать разговор с помощью телефона/диктофона; могут быть выданы записывающие устройства; может быть установлено устройство в помещении (специально) в салоне автомобиля (например, видеорегистратор в машине ДПС).

Фоноскопическая экспертиза


Наиболее значимым моментом является предварительная оценка аудиозаписей для доказывания тех или иных обстоятельств. Эту оценку вполне возможно провести самостоятельно. Так, если аудиозапись чрезмерно зашумлена, не представляется возможным установить большую часть разговора, отличить друг от друга участников, понять, где происходит общение, - запись скорее всего не пригодна для использования. Если же таких признаков нет, то вероятнее всего запись поддается экспертному исследованию и использованию в качестве доказательства по делу.

Фоноскопическая экспертиза – разновидность речеведческой экспертизы наряду с лингвистической и автороведческой. Иные названия: фонографическая экспертиза, криминалистическая экспертиза звукозаписи (зависит от ведомства и традиции).

В чем значимость экспертного исследования таких записей? В том, что фоноскопическая экспертиза позволяет:

- восстановить содержание записи, удобное для ознакомления (дословное содержание);

- оценить полное отражение на записи значимых деталей ситуации (отсутствие признаков монтажа, выборочной фиксации);

- установить участников записи, кто и с кем говорит (идентификационное исследование);

- установить правильность процессуального оформления происхождения записи;

- идентифицировать устройство записи;

- установить наличие/отсутствие признаков инсценировки записи (спонтанного/подготовленного характера речи);

- установить необычное физиологическое состояние дикторов.

В ряду речеведческих экспертиз фоноскопическая:

- одна из наиболее старых (первые упоминания о ней можно встретить в романе Солженицына «В круге первом»: Советский дипломат Иннокентий Володин звонит в посольство США и сообщает о том, что советской разведкой готовится похищение сведений, касающихся производства атомной бомбы. Разговор записывается на магнитную ленту. Для установления личности звонившего ленту передают в «шарашку» Марфино — секретный институт, где работают заключённые инженеры. Побочная тема исследований — это распознавание человеческого голоса. Лаборатории, где работают заключённые Лев Рубин и Глеб Нержин, поручают выяснить, кому принадлежит голос звонившего в посольство. Действие происходит в 1949 году.

- решение задач фоноскопической экспертизы осуществляется с применением специальной техники. Это обусловлено сложностью объекта исследования – человеческой речи, которая имеет одновременно и языковую, и акустическую природу;

- обладает наиболее развитым методическим аппаратом: в фоноскопической экспертизе существует не одна методика проведения исследования по тем или иным вопросам. Методика фоноскопической экспертизы постоянно развивается, что обусловлено постоянным развитием технических средств фиксации звука, его переноса на те или иные носители, а также технических и программных средств изменения аудиозаписей маскировки разговора, маскировки диктора и т.д.

Задачи фоноскопической экспертизы и их использование в правозащитной деятельности


1. Установление дословного содержания.

Дословное содержание разговора – это письменный текст, полученный в результате экспертного исследования с использованием специальных методов, программных и аппаратных средств фоноскопической экспертизы, дословно, полно отражающий устную речь на аудиозаписи, в том числе:

- атрибуцию реплик дикторов (М1, М2, М3, Ж1, Ж2, Д1, Д2, * и т.д.);

- особенности синтагматического членения речи;

- некоторые произносительные особенности дикторов (калидор, тубаретка, зв`онит);

- комментарии к фоновой звуковой составляющей фонограммы (паузы и их длительность, описание фоновых шумов в соответствии с моментом речи – стук, шорох, звуки, похожие на шаги, и т.д.)

В чем отличие дословного содержания от иных способов письменной фиксации речи и в чем необходимость его установления экспертным путем?

- отражает разговор полно, дословно, объективно. Зафиксировать разговор может и следователь, и оперуполномоченный в протоколе осмотра доказательств, однако он не обладает ни программными и аппаратными средствами, ни слуховыми навыками, ни объективностью при фиксации разговора;

- значимо для смысловой интерпретации разговора, лингвистической экспертизы: интонация, лексика.

Иногда в протоколах текст разговора заменяется пересказом: «Далее обсуждают детали передачи денег» и т.п.

- значимо для целостной картины ситуации – полная дословка, как устанавливают устройство, как инструктируют в поведении;

- значимо для исследования на монтаж: целостность и связность разговоров, информация о фоновых шумах;

- значимо для идентификации диктора – индивидуальные речевые особенности членения речи, разбивки предложений, произношения отдельных слов и фраз и т.д.

Некачественная дословка приводит к ошибкам в решении всех последующих задач в отношении аудиоматериала и некорректному использованию аудиозаписей как доказательств!

Таким образом, для объективного доказывания позиции должно быть корректно установленное дословное содержание. Если в деле нет экспертизы с установленным дословным содержанием, есть смысл ходатайствовать о ее назначении.

2. Шумоочистка.

Не все фонограммы имеют одинаково хорошее качество. Причин наличия посторонних шумов может быть множество: шумы естественного происхождения (разговор записан в клубе, в транспорте, на стройке, в иных условиях повышенной зашумленности), шумы аппаратного происхождения (неисправность устройства, помехи канала записи, применение специальных технических средств – «генераторов белого шума» и др.)

При работе с такими записями большие надежды возлагаются на современные методы и средства шумоочистки. Перед программами для шумоочистки ставятся две задачи:

- удаление посторонних шумов и повышение разборчивости речи для эксперта и установления дословного содержания экспертным путем;

- удаление посторонних шумов и повышение разборчивости речи для комфортного прослушивания аудиозаписей неспециалистом.

Экспертная практика в данном направлении показывает, что шумоочистка, к сожалению, не всегда является хорошим средством, с помощью которого можно решить обе эти задачи применительно к любой зашумленной фонограмме.

Вероятно, вы уже сталкивались с ситуацией, когда после шумоочистки голоса на фонограмме звучат неестественно и в ряде случаев речь участников разговора на фонограмме до шумоочистки может быть более разборчивой, чем после шумоочистки. Это связано с тем, что в процессе шумоочистки помимо фоновых шумов может убираться часть полезного речевого сигнала, что снижает разборчивость речи. Хотя в большинстве случаев шумоочистка является хорошей помощью эксперту при установлении дословного содержания разговора.

В отношении шумоочистки часто возникает вопрос: пригодна ли сильно зашумленная фонограмма для дальнейших исследований – на предмет признаков монтажа, на предмет идентификации? В каждом отдельном случае этот вопрос решается индивидуально в соответствии с оценкой методически заданных параметров. Так, для вопроса о наличии/отсутствии признаков монтажа для лингвистического метода анализа принципиальным моментом является наличие процента разборчивой речи, достаточной для адекватной оценки цельности и связности разговора. Если не представляется возможным установить большую часть дословного содержания, то и произвести такую оценку методом лингвистического анализа не представляется возможным. Если говорить про аудитивный и инструментальный методы анализа фонограммы, то здесь ситуация не совсем однозначна. Иногда сильные шумы на фонограмме могут скрывать возможные точки монтажного перехода, а в ряде случаев, если шумы являются частью акустической обстановки, наоборот способствовать проведению анализа (анализируется непрерывность шумовой составляющей).

Разборчивость речи и оценка соотношения полезного речевого сигнала к шумам также являются значимыми параметрами оценки пригодности фонограммы для идентификации: при низком отношении сигнал/шум чаще всего низкая разборчивость речи, а значит фонограмма может быть не пригодна для идентификации.

3. Монтаж.

Вопрос монтажа является одновременно самым типовым и порой самым болезненным для фоноскопической экспертизы. Это связано преимущественно с давней традицией его решения: признаки и алгоритм исследования на монтаж были разработаны еще применительно к аналоговым записям, т.е. записям на пленку, магнитную ленту, катушки, которые можно было механически разрезать, вырезать ненужное, склеить нужное и, перезаписав, скрыть место склейки. С одной стороны, вырезание, стирание, склейка, вставка применимы и к современным цифровым записям, только осуществляются эти манипуляции не механически, а с использованием средств редактирования звука, с другой стороны, развитие цифровых технологий позволяет вносить в фонограмму ряд иных изменений.

В связи с этим правозащитники, ставя вопрос о наличии признаков монтажа, имеют в виду один круг явлений, более широкий, а эксперты – иной, связанный с терминологическим значением монтажа, т.е. более узкий.

Естественноязыковое значение: «Подбор и соединение в целое различных частей чего-либо» [Современный толковый словарь русского языка, С. 358]. Фотомонтаж, видеомонтаж.

Монтаж (фонограммы) – «объединение двух или более частей одной или нескольких ранее записанных фонограмм путем перезаписи, при котором могут вноситься изменения в записываемую информацию и может изменяться очередность фрагментов» [ГОСТ 13699-91 «Запись и воспроизведение информации. Термины и определения»]. Аналогично – монтаж видеограммы, видеофонограммы.

Данное определение монтажа разработано давно и, с одной стороны, является рабочим по сей день, с другой стороны, не в полной мере охватывает весь спектр возможных изменений, которые могут быть внесены в запись, но не являются монтажом: изменение уровня (громкости) речевого сигнала, ухудшение качества записи, отсутствие части записываемого разговора вследствие выключения и последующего включения, технических сбоев и др. … Такие изменения могут быть внесены как в процессе записи, так и после ее окончания (намеренно или случайно), не являются монтажом и относятся к так называемым «иным изменениям».

Почему «признаки»? Монтаж - это определение, которое свойственно целенаправленному процессу, умышленному действию, когда человек берет и намеренно вносит в фонограмму изменения с целью фальсификации доказательств и препятствования восстановлению объективной картины. Поскольку установление умысла является прерогативой правоохранительных органов и суда, эксперт не решает такую задачу ни в одном виде экспертизы, в том числе в фоноскопической. Именно поэтому используется понятие «признаков» - монтажа или иных изменений, призванное уйти от установления прямого умысла. Это, с одной стороны, объективно, с другой стороны, загоняет экспертов и инициаторов проведения экспертизы в следующую ловушку:

- отсутствие признаков монтажа не обозначает, что фонограмма не была смонтирована (теоретически возможно выполнение монтажа без каких-либо обнаружимых следов);

- наличие признаков монтажа не обозначает, что фонограмма была смонтирована (признак, согласно методике проведения фоноскопической экспертизы соответствующий признакам монтажа, может появиться на фонограмме случайным образом (из-за аппаратной ошибки или особенностей работы звукозаписывающего устройства), и эксперты, не имея возможности объяснить его (устройство, с помощью которого это можно сделать, не предоставляется) вынуждены констатировать наличие на фонограмме признака монтажа.

Как это можно использовать при обосновании позиции защиты? При наличии на фонограмме спорных моментов и отсутствии возможности их интерпретации без устройства записи (а такие устройства, как правило, секретны и не предоставляются) можно поставить под сомнение допустимость использования той или иной фонограммы как доказательства.

Еще один загадочный термин фоноскопической экспертизы – «неситуационные изменения» (методика [Хуртилов, В.О., Назарова, Т.В., Манянин, П.А., Серебряков, И.А., Лебедев, К.А. Фоноскопическая экспертиза. Техническое исследование фонограмм / Типовые экспертные методики исследования вещественных доказательств. Ч. I. // под ред. Ю.М. Дильдина, В.В. Мартынова. – М.: ИНТЕРКРИМ-ПРЕСС, 2010. – С. 454-516]).

Неситуационные изменения – это понятие, так же, как и понятие «признаков монтажа», введенное в экспертизу с целью еще более далекого отстранения от какой бы то ни было квалификации умысла при обнаружении на фонограмме каких-либо изменений. Отличие его заключается в том, что оно включает в себя более широкий спектр возможных изменений, в том числе, к примеру, фальсификацию самой ситуации записи путем разыгрывания диалога по ролям.

Вопрос ставится и решается только экспертами, владеющими и работающими по указанной методике.

Каковы возможные векторы использования вопроса о монтаже, иных изменениях и неситуационных изменениях?

- исследование записи в целостном контексте или фрагментарное исследование. Если признак монтажа за пределами исследованного фрагмента – фонограмма все равно под сомнением, требуется оценка содержания, о каком фрагменте идет речь, что в нем могло быть изменено/удалено/привнесено. Наоборот: играющая на Вас фонограмма имеет признак монтажа где-то на периферии, где субъекты уже попрощались или еще не встретились;

- признаки монтажа или иных изменений как маркер недопустимости использования записи в качестве доказательства

- невозможность объективной оценки при отсутствии устройства записи 4. Идентификация по голосу и речи.

Идентификация дикторов – одна из основных задач фоноскопической экспертизы.

Но не всегда реплики лиц на фонограмме могут быть пригодны для идентификации. Есть определенные критерии пригодности, которые определяются экспертным путем, например, отношение сигнал/шум (то есть отношение полезного речевого сигнала и шума на фонограмме), частотный диапазон речевого сигнала и длительность речи участника (для чего речь участников разговоров сегментируется). Причем все эти критерии пригодности должны иметь какое-то численное значение.

Например, в системе «Диалект» для проведения полного комплекса идентификационных исследований и выявления всех групп признаков возможно на фонограммах речевых сигналов, имеющих характеристики, не хуже следующих:

- диапазон частот - от 300 до 3400 Гц;

- изменение скорости движения звуконосителя - не более 2%;

- средняя величина отношения сигнал/шум - 15 дБ;

- длительность фонограммы речи неизвестного лица - 30 с;

- длительность фонограммы речи проверяемого лица - 5 мин.

Хотя это в идеале, а на практике фонограммы речи, поступающие на экспертизу, имеют качество ниже требуемого. Они имеют меньшую длительность, содержат значительные шумовые помехи, имеют ограниченный частотный диапазон и другие искажения. Все это усложняет процесс идентификации хотя не исключает возможности решения экспертных задач.

Таким образом, в заключении эксперта установление пригодности для идентификационного исследования обязательно должно быть с предоставлением численных значений исследуемых параметров.

Кроме исследования фонограмм и образцов голоса и речи средствами инструментального анализа необходимо провести аудитивно-лингвистический анализ, чтобы проверить сопоставимость представленного речевого материала.

При наличии каких-либо ограничений и проведении исследования на ограниченном поле признаков также может быть сделан вероятный вывод: Иванов, вероятно, принимает участие в разговоре на фонограмме. Но такой вывод по сути тоже работает на корзину: все сомнительные доказательства толкуются судом в пользу невиновности, а следовательно, низкое качество записи и ее малая длительность повышают шансы усилить защиту доверителя.

Чем может быть обусловлено ограничение?

- разницей в объеме сопоставляемого речевого материала

- разницей в ситуации устного общения

в то же время и на материале недостаточно сопоставимом все индивидуально и оба эксперта могут набрать достаточное количество признаков для категоричного вывода, например: Никшин (телефонный разговор с друзьями – разговор в СИЗО с психологом, но диктор сохраняет речевую манеру, в т.ч. мат и иную характерную лексику).

Существуют различные методики идентификации дикторов, но все они так или иначе сводятся к одному: экспертная идентификация не может быть осуществлена только аудитивно, то есть на слух, а делается только с использованием специализированного ПО, путем проведения нескольких видов анализа:

- аудитивного

- лингвистического

- инструментального

Инструментальный анализ:

Прежде чем говорить о данном виде анализа, приведу пример. Думаю, многие видели видеоролики, в которых люди пародируют известных личностей. Они копируют манеру и особенности речи настолько хорошо, что иногда их сложно отличить от оригинала. В данном случае важную роль играет инструментальный анализ. Потому что если человек и способен скопировать манеру речи, то изменить свой речевой аппарат он не в силах. А именно строение речевого аппарата и органов дыхания дает значимые признаки, которые выявляются в процессе инструментального анализа.

Особенность экспертного идентификационного исследования в данном случае заключается в строгой доказательности, в отличие от узнавания свидетелями, знакомыми и т.д. – они могут отказаться, сослаться на ошибку. Экспертные выводы доказательны и сопровождаются конкретными примерами.

Возникает вопрос о происхождении образцов и пригодности тех, что получены оперативным путем (условно-свободные). Экспертов по большому счету не интересуют эти процессуальные моменты. Значимы длительность (10-15 минут), качество (отсутствие посторонних шумов и дикторов), сопоставимость (свободное говорение диктора, отсутствие перебивов и ограничений в говорении).

5. Установление местоположения устройства и обстоятельств звукозаписи.

На разрешение экспертов ставятся вопросы:


1. Каково местоположение звукозаписывающего устройства относительно участников разговоров на фонограмме?

2. Имеются ли среди зафиксированных на фонограмме акустических сигналов звуки какого-либо определенного (конкретного) звукового источника (необходимы экспериментальные записи – образцы звука, создаваемого исследуемым объектом)?

3. В какой акустической обстановке производилась запись фонограммы, записанной на представленном носителе?

4. Соответствует ли акустическая обстановка на фонограмме обстоятельствам, изложенным в материалах дела?

Данные вопросы достаточно редко ставятся на разрешение экспертов по инициативе следствия и суда, однако активно применяются стороной защиты. Причина следующая: ответы на них могут подтвердить либо опровергнуть корректность процессуального оформления получения записей. Приведем пример.

В отношении лица, квалифицированного как взяткополучатель, был составлен протокол ОРМ «Наблюдение», в котором было указано, что звукозаписывающее устройство было тайно размещено в его кабинете, и ни один из участников интересующего суд разговора не был осведомлён о ведении записи.

В то же время экспертным путем было установлено, что устройство записи расположено на одном из говорящих (том, кто передает деньги): слышно, как он идет по улице (звуки шагов), входит в здание (скрип открываемой двери, затем хлопок), переходит по различным помещениям (более гулкие звуки – пустой коридор, более естественные – меблированный кабинет), начинает диалог – громкость и акустическая глубина остаются постоянными, в то время как громкость и акустическая глубина реплик другого человека меняются.

- аудитивно громкость голоса участника М1 в среднем выше громкости голоса участника М2, однако инструментальный анализ показал их примерное равенство (разница в уровне громкости речи М1 и М2 колеблется примерно от 2 до 13 дБ, то есть у М2 громкость ниже, чем у М1, на ~2-13 дБ), что указывает на различия в акустической глубине, соответственно, различной удаленности источника речевого сигнала от устройства записи (в качестве примера см. рис. 1 – на презентации);

- акустическая глубина голоса участника М1 на протяжении всего разговора остается неизменной, в то время как акустическая глубина голоса участника М2 нестабильна и меняется по ходу разговора, что свидетельствует о различном положении дикторов (стабильном положении диктора М1 и нестабильном положении диктора М2) относительно звукозаписывающего устройства;

- в начале разговора слышны шорох, звуки, похожие на шаги, неразборчивые реплики участника М2, звук, напоминающий стук закрываемой двери; наблюдается незначительное изменение акустической обстановки, характерное для перемещения устройства записи из помещения с одной акустической обстановкой в другое; при этом сохраняется стабильно хорошая громкость и степень разборчивости речевого сигнала диктора М1;

- в завершении разговора наблюдается снижение уровня разборчивости речи М2, в то время как разборчивость речи М1 остается неизменной на протяжении всего разговора.

Исследование акустической обстановки и ее сопоставление с имеющейся в материалах дела информацией также может помочь установить их соответствие либо несоответствие. Так, экспертами может быть установлено, что запись велась на улице, в закрытом помещении либо в салоне автомобиля, также может быть установлена последовательность смены акустической обстановки (приехал в автомобиле, вышел на улицу, зашел в кафе и т.п.)

Для обоснования позиции защиты это играет следующую роль: как известно, наличие процессуальных нарушений может стать одним из оснований вынесения иного решения по делу, отправки дела на дорасследование, а также снятия обвинений.

6. Ошибки производства: как читать заключение эксперта.

Не будем поддерживать битву между государственными и негосударственными экспертами, выезде есть свои гении и злодеи, звезды и аутсайдеры. Процессуальные нарушения также оставим за кадром.

На что обратить внимание:

1) образование экспертов: что эксперт пишет о себе?

Фоноскопическая экспертиза проводится двумя экспертами в 90% случаев. Это эксперт-лингвист (ибо речь имеет языковую природу) и эксперт-акустик (ибо речь имеет акустическую природу). Вопросы, касающиеся монтажа, идентификации, установления местоположения устройства записи решаются только двумя экспертами! Единолично 1 эксперт может установить дословное содержание и признаки спонтанной/подготовленной речи (лингвист).

В соответствии с Приказом РФЦСЭ при Минюсте России от 28.01.2011 № 15/1-1 «О Перечне специальностей высшего профильного образования в Системе добровольной сертификации методического обеспечения судебной экспертизы») эксперт-лингвист должен иметь базовое образование по специальности «Лингвистика», «Теоретическая и прикладная лингвистика», эксперт-акустик - базовое образование по специальности «Математика. Прикладная математика», «Физика», «Техническая физика», «Информатика и вычислительная техника» и др.).

Фоноскопическая экспертиза, таким образом, всегда имеет комплексный характер. Каждый из специалистов применяет при производстве экспертизы специальные познания и методы своей области науки. Фоноскопическая экспертиза может быть проведена одним человеком только при условии, что он обладает специальными познаниями в обеих областях и имеет подтверждающие его компетентность документы.

Если эксперт не предоставляет сведений о своем образовании, имеет смысл их запросить – соответствует ли оно требованиям? Эксперты со специальностью «Перевод и переводоведение», «Журналистика», «Дошкольная педагогика» и т.п. Люди, имеющие такое образование, просто в силу своих образовательных программ не получили в вузе специальных познаний в области фонетики, лексикологии, синтаксиса, коммуникативистики и т.д.

Если образование экспертов и состав комиссии экспертов не соответствуют требованиям, экспертиза не может быть признана достоверной, корректно проведенной.

Сертификаты.

Государственные эксперты в настоящее время в обязательном порядке получают допуск на право самостоятельного производства экспертиз, негосударственные эксперты не обязаны подвергаться обязательной сертификации. Однако часто эксперты все-таки сертифицируются, чтобы укрепить свои позиции. Изучая прилагаемые документы, следует обратить внимание на то, как обозначена в сертификате специальность и какой сертифицирующий орган выдал сертификат. Так, существует перечень аккредитованных организаций, имеющих право выдавать сертификаты, а есть многочисленные образовательные и экспертные учреждения, выдающие «собственные» сертификаты: человек пришел, якобы прослушал курс лекций и получил сертификат по специальности «Информационные технологии в лингвистике», «Методы и средства акустической идентификации» и т.п. Такие сертификаты вызывают сомнения как в наличии у эксперта специальных познаний в соответствующей экспертной области, так и в добросовестности и профессионализме эксперта, т.к. профессионал вряд ли пойдет небесплатно получать сертификат по экспертной специальности, не соответствующей ни одной из существующих.

Наличие ученых степеней похвально, но не обязательно и не является априори подтверждением экспертной компетенции.

2) описание рабочего места эксперта

- специализированное оборудование: звуковая карта, наушники;

- специализированное ПО: профессиональное (SIS II, “Янтарь”, «Фонекси», «ОТ-Эксперт», «Юстифон», «Сапфир» и др.), непрофессиональное, имеющее другие цели – редактирование, мастеринг (Adobe Audition, Sound Fordge и др.) (привести примеры специальных и любительских программ).

3) указание методики

Методика идентификации – Диалект, осуществляющаяся при помощи программы Фонекси. Методика технического исследования фонограмм – ЭКЦ МВД. Методические рекомендации. Практические пособия.

4) характер поставленных вопросов. Кто какие вопросы решал и кто что подписывал?

5) разъяснение терминов, методологических презумпций; несоответствие методов поставленным вопросам: органолептический метод, обильное объяснение теории в ущерб описанию собственно хода исследования, исследование без образцов

5) отсутствие оценки пригодности

6) выход за пределы экспертной компетенции: оценка эмоционального состояния, оценка характеристик файла, сопоставление аудио с видео

7) полнота исследования, его соответствие заявленной методике или методике вообще – тут лучше позвать эксперта

8) соответствие выводов поставленным вопросам: на вопрос по монтажу дан ответ об отсутствии признаков фальсификации записи и т.п.

В случае, если на большую часть вопросов даны отрицательные ответы, имеет смысл оспорить заключение эксперта и отвести его, исключив из числа доказательств по делу. На практике это может быть достигнуто путем:

- самостоятельного комментирования имеющихся недостатков,

- допроса эксперта в суде (для этого можно привлечь специалиста, который сможет более четко поставить вопросы и сформулировать перед судом имеющиеся недостатки),

- представления письменной рецензии на заключение эксперта, оформленной в виде заключения специалиста. В ходе рецензирования специалист дает аргументированные ответы на вопросы о том, дано ли заключение объективно, в соответствии с методикой и в пределах экспертной компетенции, соответствуют ли выводы исследуемому материалу, достаточно ли приведено аргументов для сделанных выводов и т.д.

Видеотехническая экспертиза


В начале выступления по данному виду экспертизы хотелось бы отметить, для чего вообще может быть полезна видеотехническая экспертиза в делах коррупционной направленности. Анализ видеограммы (непосредственно к этому определению мы обратимся дальше) позволяет составить представление, например, о ситуации передачи денежных средств, когда получающий на словах отказывается от получения, а невербально может выражать согласие или даже побуждение к их передаче. То есть говорить: «Нет, спасибо, я это не возьму», а жестом указывать место, куда необходимо положить пакет.

Прежде, чем переходить дальше нужно уточнить, а что же вообще это за вид экспертиз.

это вид судебной экспертизы, входящий в класс криминалистических экспертиз, объектом которой являются видеограммы, а также материальный носитель, на котором они зафиксированы. Данный вид экспертизы в отдельных ведомствах может именоваться также как криминалистическая экспертиза видеозаписей (КЭВ).

Исследование записей изображения с целью установления обстоятельств, имеющих доказательственное значение, и составление по данным указанного исследования экспертного заключения для использования последнего в судопроизводстве называется криминалистической экспертизой видеозаписей (КЭВ). В настоящее время КТЭ востребована в разных категориях дел: в административных (например, связанные с нарушением ПДД), в гражданском судопроизводстве (на пример, по делам о защите чести и достоинства), и в уголовном судопроизводстве, в том числе в делах коррупционной направленности. Учитывая, что в нашей стране все больше растет число мест, оснащенных камерами видеонаблюдения и видеорегистрации, то можно предположить, что необходимость в проведении ВТЭ со временем будет только расти.

Непосредственно видеофайл может использоваться в разных видах экспертиз и исследований. Например, в видеофайле можно исследовать фонограмму в рамках фоноскопической экспертизы, подробно исследовать структуру файла – в рамках компьютерно-технической экспертизы, обстоятельства ДТП – в рамках автотехнической, особенности поведения участников событий, зафиксированных на видеограмме – в рамках психологической и т.д. Не вдаваясь в детали можно сказать, что в рамках видеотехнической экспертизы в большинстве случаев исследуют видеограмму, зафиксированную в видеофайле. Понятийный аппарат в данном виде экспертиз (и не только) постоянно расширяется, и в связи с этим, я думаю, необходимо привести здесь некоторые определения.

Видеозапись – запись сигналов изображения.

Видеограмма – сигналлограмма, полученная в результате процесса видеозаписи.

Видеоряд – определенная последовательность фрагментов сигналов изображения, записываемых или записанных на видеограмме или видеофонограмме.

Видеофонограмма – сигналограмма, содержащая информацию, полученную в процессе записи звука и изображения.

В отличие от видеограммы, видеофайл – это файл, который содержит в себе видеограмму, фонограмму, а также информацию, касающуюся непосредственно самой структуры файла.

Исследование видеограмм проводится в основном методами визуального и инструментального анализов с использованием специальных программных средств (программный пакет для исследования видеоизображений и анализа видеосигналов «Авизо», программы для анализа и восстановления качества видеоизображений: Adobe Photoshop CS, Adobe Premiere Pro CS, AntiNoisTV и др.). Какой-то единой рекомендуемой методики по исследованию видеограмм на сегодняшний день нет.

В рамках проведения видеотехнической экспертизы по делам антикоррупционной направленности можно решать ряд идентификационных задач (идентификация лица в комплексе с портретной экспертизой, устройства, объекта в кадре) и диагностических (например, наличие/отсутствие признаков монтажа).

В рамках видеотехнической экспертизы можно решать следующие задачи:

– идентификационные;

– диагностические.

Прежде чем переходить к решению задач, необходимо определить, а пригодна ли видеограмма для исследования по поставленным вопросам. Обычно, при первичном просмотре видеограммы можно практически сразу оценить ее пригодность для дальнейшего исследования. Если запись произведена в темное время суток, при неблагоприятных погодных условиях (дождь, снег), участники событий удалены от устройства записи настолько, что видны только их силуэты и невозможно рассмотреть лица, то очевидно, что данная видеограмма не пригодна для идентификационных задач. Экспертным путем пригодность для исследования можно установить не только визуальным методом, но и инструментальным, при помощи специального программного обеспечения (например, «АВИЗО»). Если объекты на видеограмме разборчивы (видны лица, интересующие объекты в кадре), преобладает нормальное освещение и резкость (картинка не размыта), отношение сигнал/шум на видеограмме в пределах нормы, то можно переходить дальше.

Не углубляясь в теорию можно сказать, что, исходя данных задач, можно установить:

– какие объекты зафиксированы в кадре и каковы их характеристики. Например, номинал и/или количество купюр, описание передаваемого пакета, установить, видно ли его содержимое;

– какие события зафиксированы на видеограмме;

– какие действия совершаются или не совершаются участниками событий на видеограмме (кто кому передает «пакет», видно ли содержимое пакета);

– одно или разные лица изображены на видеограммах (в комплексе с портретной экспертизой);

– соответствие видеоряда исследуемой видеофонограммы звуковому ряду (в комплексе с фоноскопической экспертизы);

– наличие/отсутствие на видеограмме признаков монтажа (рассматриваются признаки как линейного (междукадрового), так и нелинейного (внутрикадрового) монтажа), в том числе выявление признаков удаления, наложения, вставки, подмены тайм-кодов, даты и др.

Это конечно же далеко не полный перечень возможностей ВТЭ.

НЕКОТОРЫЕ ТИПОВЫЕ ВОПРОСЫ ВИДЕОТЕХНИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ


• Имеются ли на представленной видеограмме в файле «*.*» признаки монтажа?

• Какова последовательность событий, зафиксированных на представленной видеограмме в файле «*.*»?

• Какова последовательность действий лица, зафиксированного на представленной видеограмме в файле «*.*»?

• Каковы характерные особенности лица, зафиксированного на представленной видеограмме в файле «*.*»?

• Какой предмет находится в руке лица, зафиксированного на представленной видеограмме в файле «*.*» на временной отметке ХХ ч. ХХ мин. ХХ с?

Исходя из задач можно сформулировать типовые вопросы:

1. Какова последовательность событий, зафиксированных на представленной видеограмме в файле «*.*»? (Желательно уточнять, что конкретно интересует и уточнить временной фрагмент, так как эксперт может описать всё, включая собак и кошек, забежавших в кадр, что увеличит время производства экспертизы, либо (при горящих сроках) опишет не всё, что интересует. В связи с этим лучше предварительно проконсультироваться с экспертом. Чаще всего консультация эксперта бесплатна)

2. Какова последовательность действий лица, зафиксированного на представленной видеограмме в файле «*.*»? (В данном случае лучше тоже пообщаться с экспертом, так как бывают ситуации, когда от эксперта видеотехника хотят получить больше, чем он имеет право сказать. Можно привести пример с проявлением агрессии, когда ответ на этот вопрос требовали с эксперта видеотехника, хотя это входит в компетенцию психолога)

3. Имеются ли на представленной видеограмме в файле «*.*» признаки монтажа? (можно отвечать на вопрос относительно целой видеограммы, а можно и относительно фрагмента, что уменьшит сроки исполнения экспертизы)

4. Какой предмет находится в руке лица, зафиксированного на представленной видеограмме в файле «*.*» на временном промежутке от 00 ч. 00 мин. 00 с до 00 ч. 00 мин. 00 с? (если позволяет качество записи)

5. Каковы характерные особенности лица, зафиксированного на представленной видеограмме в файле «*.*»? (Здесь эксперт может описать особенности непосредственно лица, головы, одежды, телосложения и др. В данном случае это может быть полезно, при сопоставлении описания ситуации в протоколе с тем, что реально на видеограмме)

Это примерный, далеко не полный перечень, и при необходимости дополнительные вопросы можно сформулировать совместно со специалистом экспертного учреждения.

Для проведения видеотехнической экспертизы в экспертное учреждение необходимо предоставить:

• Предоставить видеозапись на материальном носителе. Для ответов на некоторые вопросы необходимо предоставление видеозаписывающего устройства.

• Если запись произведена с помощью видеорегистратора, то желательно предоставить программное обеспечение для воспроизведения записей с данного устройства.

• Видеозаписи необходимо предоставлять в первоначальном формате записи и без внесения изменений.

• Если нужно исследовать не всю запись, а только один или несколько фрагментов, то необходимо уточнить это в вопросах, которые ставятся перед экспертом.

• Если возникают вопросы, связанные с формулировкой вопросов или уточнением списка предоставляемых объектов, то желательно воспользоваться консультацией специалиста экспертного учреждения.

• Рекомендуется сохранять видеограмму на видеозаписывающем устройстве.

Рекомендации по назначению видеотехнических экспертиз и исследований


1. Предоставить видеозапись на материальном носителе (оптический диск, флэш-накопитель, магнитная лента и др.). Для идентификации средства записи (для установления на данное ли устройство была произведена запись или нет) либо установления наличия или отсутствия признаков монтажа видеограммы (например, чтобы выявить и исключить нарушения, обусловленные сбоями работы данного устройства) необходимо предоставление видеозаписывающего устройства.

2. Если запись произведена с помощью видеорегистратора, то желательно предоставить программное обеспечение для воспроизведения записей с данного устройства.

3. Видеозаписи необходимо предоставлять в первоначальном формате записи и без внесения изменений (не менять формат записи, не сжимать, не вырезать фрагменты видео, даже если они находятся в начале и/или в конце и считаются несущественными, не применять фильтры и др.).

4. Если нужно исследовать не всю запись, а только один или несколько фрагментов, то необходимо уточнить это в вопросах, которые ставятся перед экспертом.

5. Если возникают вопросы, связанные с формулировкой вопросов или уточнением списка предоставляемых объектов, то можно воспользоваться консультацией специалиста экспертного центра.

6. Рекомендуется сохранять видеограмму на видеозаписывающем устройстве.

Подводя итог можно сказать, что исследование видеограммы позволяет установить существенные обстоятельства какого-либо события, зафиксированного на ней, в том числе по преступлениям коррупционной направленности.

Аналитический обзор подготовлен экспертами АНО «Лингва-Эксперт» Н.В. Вязигиной и И.В. Хухра в рамках реализации социально значимого проекта «Судебная экспертиза по делам о коррупции – инструмент обеспечения социально-экономической стабильности и защиты прав граждан», реализуемого на средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 г. № 68-рп и на основании конкурса, проведенного Движением «Гражданское достоинство».
Закрыть