Заказать звонок
/ Статьи

Судебная экспертиза по делам об экстремизме: проблемы экспертной компетенции

27 окт 2015
Судебная экспертиза по делам об экстремизме – пожалуй, одна из самых ответственных и сложных тем среди всего многообразия категорий дел. В силу наличия недостатков в методическом и научном обеспечении данной категории дел на экспертов ложится наибольшая ответственность, и избежать ошибок возможно только при высоком уровне экспертной компетенции и наличии глубоких научных познаний в соответствующих сферах.

В настоящее время по делам об экстремизме существует самая разнообразная практика. Иллюстрацией этого утверждения служит дело о надписях на футболках «Православие или смерть» (до сих пор не разрешена проблема с тем, что существуют и не отменены два противоположных судебных решения относительно этого высказывания). 21 декабря 2010 года решением Черёмушкинского районного суда Москвы лозунг «Православие или смерть!», напечатанный на футболках, представленных на Интернет-ресурсе www.russiansymbol.ru, был признан экстремистским и включён в Федеральный список экстремистских материалов под номером 865. Согласно заключению экспертов Российского института культурологии, эта надпись возбуждает религиозную вражду и пропагандирует превосходство граждан одной религии по отношению к другой. В то же время 21 апреля 2011 года Люблинский районный суд отклонил представление прокуратуры о признании футболки с надписью «Православие или смерть!» и изображением православного креста с черепами экстремистским материалом, основываясь на заключении комплексной экспертизы, которую проводил Российский федеральный центр судебной экспертизы при Минюсте РФ. По настоящий момент лозунг «Православие или смерть» находится в ФСЭМ.

Такая практика не только подрывает престиж судебной экспертизы, но и прямо влияет на судьбы конкретных людей. И основная масса вопросов адресуется именно экспертам как лицам, не только проводящим исследование и дающим заключение, но и осуществляющим консультативную деятельность, помощь в постановке вопросов по тому или иному материалу, дающим пояснения в суде. В связи с этим актуально обратить внимание на такие данные об эксперте, как его образование, экспертный стаж и иные качества, прямо влияющие на качество и обоснованность заключений.

Говоря о компетенции экспертов, проводящих исследование по делам об экстремизме, можно констатировать два уровня проблемы:
  1. специфический для данной категории дел и связанный с разграничением экспертной компетенции при исследовании тех или иных объектов;

  2. общие с экспертной практикой по иным категориям дел проблемы компетенции конкретных экспертов.

Специфическим вопросом для судебной экспертизы по делам об экстремизме является вопрос о том, кто вправе, кто компетентен исследовать материалы, предположительно содержащие признаки экстремизма. С одной стороны, поскольку экстремизм как категория дел в подавляющем большинстве случаев имеет вербальную природу и исследованию подлежат письменные тексты либо устные высказывания, очевидным является необходимость участия эксперта-лингвиста. С другой стороны, значимыми фактами, подлежащими выяснению, являются направленность текста, установки автора, его цели, реализуемые при создании и публикации текста. Выявление этих фактов находится в компетенции эксперта-психолога.

Одна из утвержденных методик производства судебной экспертизы по делам об экстремизме – методика Российского Федерального Центра Судебной Экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации – предписывает априори комплексный характер исследования, при котором решение каждого вопроса осуществляется экспертом-лингвистом и экспертом-психологом в пределах компетенции соответствующих наук, после чего эксперты делают общий вывод. В то же время методика Экспертно-криминалистического Центра МВД России не предполагает участия эксперта-психолога и позволяет решать только те вопросы, которые находятся в сугубо лингвистической плоскости. Одновременно существует экспертная практика проведения комплексных экспертиз, в которых и психолог, и лингвист решают каждый свои вопросы в пределах компетенции соответствующих областей науки.

Помимо участия в исследовании психолога и лингвиста, в отдельных случаях существует также потребность в привлечении к исследованию специалистов, обладающих специальными познаниями в области религиоведения (например, при исследовании религиозных текстов или текстов, содержащих сведения религиозного характера), политологии (когда речь идет о текстах политического содержания, требующих специфической интерпретации), истории (когда требуется анализ излагаемых исторических событий), культурологии, искусствоведения (когда объектами исследования являются специфические символы, предметы).

В настоящий момент, помимо презумпций, предусмотренных имеющимися методиками, не существует единого мнения о том, кто должен проводить экспертизу по делам об экстремизме.

К экспертной компетенции конкретных экспертов также накопилось множество вопросов, связанных с образованием лиц, проводящих исследование, наличием у них опыта в области судебной экспертизы, а также документов, подтверждающих экспертную квалификацию.

В настоящее время, если говорить именно об экспертизе текста по делам об экстремизме, фактически отсутствует развитый институт обучения судебной экспертизе, в том числе лингвистической, психологической, религиоведческой, политологической. Что касается лингвистической экспертизы, то существуют отдельные направления, кафедры, отделения на филологических факультетах, однако на деле их выпускников сложно назвать специалистами, которые сразу после окончания высшего учебного заведения готовы к самостоятельной экспертной работе. Дело и в уровне подготовки и экспертном опыте преподавателей, и в разработанности учебных программ, и в обеспечении таких студентов источниками знаний – а полноценных и значимых для практики книг по вопросам судебной экспертизы на настоящий момент очень мало. В связи с этим пока единственным зарекомендовавшим себя способом становления судебных экспертов является институт наставничества – индивидуального обучения и передачи знаний от одного эксперта к другому.

Наличие ученой степени приветствуются, однако само по себе еще не говорит о высокой квалификации в области судебной экспертизы. Продолжая тему обучения, нельзя не сказать о сертификации. В настоящее время государственные эксперты получают допуски на самостоятельное производство экспертиз, в то время как сертификация негосударственных экспертов имеет добровольный характер. При этом далеко не все учреждения, выдающие сертификаты, проводят полноценное обучение и повышение квалификации в области судебной экспертизы. Кроме того, важно обращать внимание на организацию, выдавшую сертификат. Эта организация должна иметь право на сертификацию экспертов и входить в соответствующий перечень. Экспертные специальности в рамках лингвистической экспертизы могут называться «Исследование продуктов речевой деятельности», «Лингвистическое исследование письменного и устного текста в целях решения вопросов смыслового понимания» в зависимости от ведомства (Минюст, МВД) и/или органа сертификации. Сертификаты с иными названиями не могут считаться подтверждением квалификации по экспертной специальности.

При рассмотрении фигуры эксперта следует обращать внимание на характер и направленность его образования в целом.

Экспертная специальность, которой должен обладать лингвист, работающий в том числе с текстами, фигурирующими по делам об экстремизме, называется «26.1 Исследование продуктов речевой деятельности», экспертная специальность психолога – «20.1. Исследование психологии и психофизиологии человека». Согласно Выписке из приказа О Перечне специальностей высшего профильного образования в Системе добровольной сертификации методического обеспечения судебной экспертизы эти экспертные специальности могут быть присвоены специалистам со следующим высшим профильным образованием:
Лингвистическая экспертиза (26.1 Исследование продуктов речевой деятельности):
  • Филология (код 031001);
  • Русский язык и литература (код 050301);
  • Теоретическая и прикладная лингвистика (код 031301).

Психологическая экспертиза (20.1 Исследование психологии и психофизиологии человека):
Направления подготовки магистров: Психология (код 030300);
Специальности подготовки дипломированных специалистов: Психология (код 030301); Клиническая психология (код 030302); Дошкольная педагогика и психология (код 050703); Педагогика и психология (код 050706); Специальная психология (код 050716).

Это значит, что, имея специальность «Перевод и переводоведение», «Журналистика», «Связи с общественностью», «Дошкольная психология и педагогика» и т.п., лицо не может выполнять лингвистическую и психологическую экспертизу текста. Дело не только в официальных документах, по сути имеющих юридическую силу только в системе РФЦСЭ при Минюсте. Такое требование к специальностям вполне обоснованно. Специалисты в области журналистики, переводов, иностранных языков, пиар-технологий, хоть и учились (в большинстве случаев) на том же факультете, что и филологи, но осваивали иную образовательную программу и не проходили такие жизненно важные для экспертной работы курсы, как, к примеру «Современный русский язык» (фонетика, лексикология, морфология, синтаксис), «Общее языкознание», «Теория речевых актов» и др. В то же время такие эксперты и экспертизы встречаются сплошь и рядом: за проведение лингвистической экспертизы берутся все, кто хотя бы сколько-то профессионально владеет языком и некоторыми познаниями в области языка (логопеды, дошкольные психологи и т.п.). Известны резонансные дела, когда экспертизы по экстремизму, с толкованием текста и его направленности, проводились математиком. Такая практика в корне неверна и приводит к ухудшению качества экспертиз и необоснованным выводам.

Еще один важный аспект касается главным образом негосударственных экспертов. В то время как эксперты на государственной службе не имеют большого выбора, кроме как заниматься экспертизой, некоторые – также научными разработками в данной области, среди негосударственных экспертов много таких, для кого экспертиза является лишь одним и очень часто не основным видом деятельности. Это могут быть опять же журналисты, переводчики, школьные учителя, но чаще всего – преподаватели вузов и научные работники. Несмотря на высокий научный уровень таких специалистов, их заключения не соответствуют жанру экспертизы, которая нацелена по поиск единственной объективной истины относительно конкретного объекта исследования. В таких заключениях нередко фигурирует характерная для научных изысканий множественность точек зрения на объект, не находящая применения в юридической практике.

Основной либо дополнительный характер экспертизы как вида деятельности конкретного специалиста также свидетельствует о его экспертном опыте. Многие эксперты указывают стаж экспертной деятельности 10, 15 лет, однако если это одна экспертиза в год, говорить о достойном экспертном опыте сложно. У лица, давшего заключение, может быть действительно большой опыт в научной и преподавательской деятельности, однако стаж экспертной работы естественным образом ограничивается самим сроком существования лингвистической экспертизы: в 2015 году исполнилось десять лет официального существования судебной лингвистической экспертизы: в 2005 году Приказом МВД России от 29 июня 2005 года № 511 она была включена в перечень экспертиз, проводимых в системе МВД, а в 2006 году – Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 9 марта 2006 года № 36 в системе Минюста РФ. Соответственно, стаж 25, 30 лет вряд ли может соответствовать реальному положению вещей.

Таким образом, к эксперту, проводящему исследование по делам об экстремизме, целесообразно предъявление следующих требований:
  • наличие высшего профильного образования и его соответствие виду экспертизы, объекту исследования и разрешаемым вопросам;

  • при наличии сертификатов и иных документов, подтверждающих экспертную квалификацию – их соответствие требованиям системы сертификации;

  • экспертиза как основной вид деятельности;

  • наличие экспертного опыта, подтверждаемое количеством проведенных экспертиз.

Соблюдение этих требований позволит обеспечить своеобразный контроль качества судебной экспертизы и исключит использование в качестве доказательств экспертиз, подготовленных заведомо некомпетентными специалистами.

Обзор подготовлен в рамках реализации социально значимого проекта «Судебная экспертиза по делам об экстремизме – инструмент обеспечения законности и государственной безопасности Российской Федерации» экспертом Н.В. Вязигиной.

Закрыть